Феминизм

«Феминизм – это радикальное утверждение, что женщины являются людьми». – Marie Shear

Почему проституция – не “такая же работа”?

«Здравствуйте! Так получилось, что я росла в патриархальной семье, и, к сожалению, не могу до конца избавиться от сексизма в моей голове. Я хочу сменить своё мнение по поводу проституции, мне упорно кажется, что это такая же работа. Есть ли какие-то четкие аргументы, доказывающие обратное?»

***

Чтобы разобраться, почему проституция – это не “такая же” работа, для начала нужно поговорить про работу вообще.

Сама по себе идея того, что наемные работники – это не рабы и не вещи, а живые люди, по историческим меркам сравнительно новая – крепостное право в Российской империи официально отменили в 1861 году, а как практика оно исчезло, пожалуй, только когда людей перестали насильно сгонять в колхозы.

Поэтому для начала давайте условимся, что в рамках разговора о проституции критериями нормальной работой мы считаем, как минимум, следующие:

1) Профессия не стигматизирована, т.е. люди соответствующей профессии не подвергаются дискриминации только на основании принадлежности к профессии;
2) С работы можно уволиться в любой момент по собственному желанию;
3) Работа не приводит к непоправимым последствиям для здоровья;
4) Работа дает возможности для развития и карьерного роста;
5) Работа не нарушает базовые права человека, в частности, статьи 3, 4 и 5.

Довольно очевидно, что идея легализации проституции выходит из попыток решить хотя бы несколько из перечисленных проблем. Но, к сожалению, не похоже, чтобы легализация могла помочь с пунктами 3, 4 и 5 – исследования показывают, что даже в странах где проституация легализована, она остается крайне низкооплачиваемой, очень высокорисковой работой, в которую идут, в основном, люди, которым больше некуда пойти.

При этом, среди людей вовлеченных в проституцию самый высокий уровень посттравматического стрессового расстройства среди всех групп – разные источники дают от 40% до 70%. Для сравнения, среди ветеранов войн в Ираке и в Афганистане уровень ПТСР колеблется в районе 10-15%.

Можно возразить, что после не значит вследствие, и, возможно, дело в том, что люди у которых уже есть ПТСР, чаще оказываются вовлеченными в проституцию, чем люди, у которых его нет. Но даже если это так, людям с ПТСР нужна медицинская помощь (которую ветераны, в отличие от проституток, получают), а не работа, сопряженная со стигмой и повышенным риском насилия и суицида.

И главное – любой секс без искреннего желания участн_иц – это насилие. И в ситуации, когда за секс платятся деньги, и когда деньги – единственная мотивация соглашаться на этот секс (а для большинства людей занятых в проституции это так), такой секс – насилие. И это отвратительно.

Да, работа солдатом – это тоже насилие, и я точно так же не считаю это “нормальной работой”. Но это по крайней мере насилие ради того чтобы остановить большее насилие (в лучших случаях). А проституция это бессмысленное насилие ради насилия.

При этом я далека от мысли, что достаточно просто ввести шведскую модель и это решит все проблемы – не решит, точно так же, как отмена крепостного права не привела к немедленному уравниванию крепостных в правах. Проблема и в законах, и в обществе, работать нужно и с тем, и с другим.

Дополнительные материалы:

  1. Текст Татьяны Никоновой о том, почему легализация не решает проблем
  2. Текст Полины Забродской о проституции
  3. Перевод исследования об уровне смертности среди проституированных женщин
  4. Интервью с директоркой кризисного центра для женщин Натальей Ходыревой
  5. 10 мифов о “шведской модели”
  6. Принципы “шведской модели” (англ).
  7. Китти Сандерс о культурных предпосылках к секс-работе

За помощь в подбре ссылок спасибо ФБ-сообществу “феминистки”

Феминизм без слова “феминизм”

Думаю о феминизме с точки зрения эффективности. Среди непричастных большое количество тех, кто кричит, что феминизм – зло. Но заметила, что кричат они это только когда слышат это слово. Как считаешь, продвигать взгляды феминизма не упоминая термин, будет эффективней?

Нет, я так не думаю.

Во-первых, это малореально. Феминизм – и это достижение – уже настолько мощное и заметное движение, что ряд тем и идей плотно ассоциирован с феминизмом даже в крайне консервативных головах.

Поэтому когда женщины (с мужчинами история другая) начинают продвигать фем.повестку без феминизма, у них по большому счету остается два варианта – либо им приходится опираться в первую очередь на одобрение мужчин, а значит, неизбежно исключать из рассмотрения как минимум часть прав для женщин, потому что большинство мужчин идею равных прав не разделяет, либо им приходится выдерживать двойной огонь – одновременно продвигать свои идеи и доказывать, что они не феминистки.

Два с половиной года назад, когда я еще не называла себя феминисткой, я пробовала сделать лекцию о культуре согласия в 15×4Харьков, и столкнулась с оскорблениями, обвинениями в том что продвигаю феминизм, то есть политику, в сообществе с политикой “ни слова о политике” (извините за тавтологию), газлайтингом и травлей.

Лекция в итоге вышла в 15х4Киев, потом я сделала расширенную версию для Перший Love Space, и дальше пошло-поехало, а я поняла что я могу сколько угодно отрицать тот факт, что я феминистка, но довольно глупо продолжать это делать, когда даже твердолобые консерваторы наступив на меня в темной комнате орут “фу, феминистка!”.

Во-вторых, это нечестно и несправедливо.
Продвигая феминистические идеи без слова “феминизм”, мы вычеркиваем из общественного дискурса феминисток, которые эти идеи разработали, продвинули, и добились того, что сейчас быть феминисткой в общественном сознании все еще странненько, но уже хотя бы не преступление. Типичная такая патриархальная практика исключения женщин и их достижений из публичного поля.

И какой же это тогда феминизм?

Почему проституция это насилие?

Я не понимаю, почему спать с проституциированные женщинами – это насилие. Они же согласились на это, даже если по своим причинам и с необладанием своим телом. Но если насилие это, и насилие – групповое изнасилование, то разве мы не стираем границы и не делаем как бы допустимым то, что не допустимо?

Нет, я не вижу никаких проблем с этим, насилие – это очень большая категория, она может включать события разной степени тяжести. Вас же не смущает, что и один доллар, и миллион – это деньги?

Кроме того, с точки зрения культуры согласия, то “согласие” которое дают проституированные женщины, нельзя считать согласием, т.к. согласие предполагает, что человек соглашается по своему выбору, обладая возможностями и свободой этот выбор совершить, а если человек находится под экономическим давлением и не ощущает права на свое тело, то о свободе говорить не приходится. И судя по статистике самоубийств и психических расстройств среди проституированных женщин, последствия от этого “секса с как бэ согласием” аналогичны последствиям изнасилований.

Так, например, уровень ПТСР среди проституированных женщин по разным источникам составляется от 40% до 70%

Среди жертв сексуального насилия ПТСР по разным исследованиям встречается у 17% – 65% опрошенных.

(из этого не следует, что ПТСР во всех случаях следствие проституции, возможно женщины с ПТСР более уязвимы, поэтому чаще оказываются вовлечены в проституциюю, но тем не менее, цифры очень показательные).

Женщины по природе эмоциональнее мужчин?

Скажи, правда ли, что женщины “по природе” эмоциональнее, чем мужчины?

Проблема тут в том, что в принципе нет никакого надежного способа точно выяснить, что “по природе” (т.е. обусловлено биологически), а что социально, просто потому что мы не можем поставить соответствующий эксперимент.

В основном такие вещи выясняются постфактум, когда социальная норма меняется (скажем, до относительно недавнего времени просто невозможно было собрать репрезентативную выборку бездетных женщин, чтобы узнать, как они себя ощущают, и существовало очень распространенное убеждение, что женщина без детей обязательно несчастна, потому что это против природы).

Способы отличать биологическое от социального у нас в основном косвенные – можно посмотреть что там у высших приматов (кстати, гендерных различий в эмоциальности у них нет), можно использовать близнецовый метод и т.д., но это все позволяет немного прояснить картину, но не выяснить наверняка.

А кроме того, даже если есть биологическая разница, то эта разница касается средних значений, а не абсолютных. Возьмем, например, рост – от природы мужчины в среднем выше женщин, однако внутри каждой группы распределение величины роста описывается т.н. нормальным распределением. Поэтому некоторые женщины выше некоторых мужчин. Более того, разница в росте между очень высокими мужчинами и очень низкими мужчинами все равно больше, чем разница между средним для мужчин и средним для женщин.

Даже если предположить, что женщины в среднем более эмоциональны (предположим, это как-то связано с гормональным уровнем), это среднее ничего нам не говорит об эмоциональности конкретной женщины в сравнении с конкретным мужчиной. Среднее это вообще довольно неудобная метрика, потому что у людей в среднем меньше двух ног =)

Можно ли брать детей в раздевалки?

Как вы относитесь к женщинам, которые берут с собой в женскую раздевалку бассейна детей-мальчиков (лет пяти например)? Мне это кажется неправильным, но с другой стороны мне вообще все равно при ком там раздеваться, но не вредит ли это ребенку?

Я думаю, что ребенку это совершенно точно не вредит, потому что детям в пять лет социум еще не успел вдолбить, что тела это стыдно, и они обычно воспринимают обнаженных людей совершенно спокойно. Я даже вижу в этом какую-то пользу, в смысле того что ребенок видит _разные_ тела и понимает, что это нормально, хотя нарочно для этого ребенка с собой в раздевалку брать бы не стала.

По поводу правильности и неправильности – с одной стороны, я понимаю, что каким-то женщинам может быть дискомфортно раздеваться при ребенке, с другой стороны, раздевалок для мам с детьми нигде нет, поэтому если женщина хочет пойти в бассейн со своим сыном, и ребенок еще слишком маленький, чтобы самому переодеться, у нее только два варианта – или взять мальчика с собой в женскую раздевалку, или самой пойти в мужскую. И в этом смысле я всегда на стороне первого варианта, потому что мальчик взрослым женщинам ничего ужасного не сделает, максимум принесет некоторый дискомфорт. А вот взрослая женщина, пришедшая в мужскую раздевалку, сильно рискует, что ее поведение будет воспринято как приглашение распускать руки. Из соображений безопасности для женщин я за то чтобы до тех пор, пока у нас нет пространств специально для родителей с детьми, женщины с сыновьями шли в женские раздевалки. И чтобы их за это не шеймили.